Преступление и наказание



Однажды смотрела передачу о женской колонии. Брали интервью у нескольких преступниц. Все они оказались в тюрьме за убийство мужей или любовников. Подавляющее большинство убитых женщинами - близкие мужчины. И причина чаще всего одна и та же - терпела, терпела и не вытерпела. Убивают алкоголиков, тиранов, неверных мужей, что может совмещаться в одном лице. Как было сказано в той передаче: "в том, что совершили эти женщины, всегда есть доля его (мужчины) вины".

Не знаю, что говорят на этот счет статистика и криминология, но в моем сознании живет представление, что женщина-убийца - это нечто, простите за каламбур, несовместимое с жизнью, что это бывает редко и в силу крайней, если можно так сказать, необходимости. Но если эта крайность все-таки случилась, она приобретает какие-то совсем уж чудовищные формы...

... Страшная восточно-европейская сказка на ночь.

В одном глухом венгерском селе, куда можно заехать, но выехать нельзя - по-венгерски такие села называются zsákfalu, буквально "село-мешок" -  стали один за другим умирать мужчины...
Collapse )

  

***



Среди достопримечательностей села Чёкёй в области Шомодь (которую местные жители величают не иначе как Шомодьорсаг - страна Шомодь) Википедия называет fehér gyász - белый траур. Вот как он выглядит
Collapse )

***

Чем сердце успокоится - переводом красивой венгерской народной песни.



Чанго - одна из венгерских субэтнических групп на территории современной Румынии (историческая область Молдова), с туманным прошлым и ненадежным будущим. Пишут, что чангоши все сильней ассимилируются и их все сложней отличить от румын. Многие говорят только на румынском, а венгерский язык чангошей очень специфичен и раздроблен на исчезающие диалекты. В этом, вероятно, чангоши отличаются от секеев, кои гораздо более многочисленны и, рассказывают, национально сознательны. У меня есть ощущение, что если у венгерских националистов есть-таки фантазии относительно, так сказать, возрождения Великой Венгрии, то ставку они делают, в первую очередь, на секеев. Скажем, закарпатским венграм, как я успела заметить, эти игры совсем не интересны.

Впрочем, в Секейском крае я не была, как не была в местах обитания чангошей, поэтому могу только водить руками в воздухе и вставлять в свой текст множество слов, выражающих сомнение и неуверенность. Однако в чем я уверена (ну, почти) - земля чанго - остров архаики, где лес и дол видений полны, русалка на ветвях сидит и другие галлюцинации, преследующие меня после того, как я десяток раз переслушала Марию Петраш (керамистка и исполнительница народных песен, происходит из чангошей, сейчас живет под Будапештом).

Esti ima (Вечерняя молитва) - моя любимая песня в ее исполнении. Так трогает, что, натурально, начинаю реветь, когда ее слушаю. Как будто кто-то добрый и ласковый обращается ко мне из самых древних геологических слоев и самых архаичных пластов сознания и обещает, что, по крайней мере, завтрашний день мне гарантирован. А может, даже случится так, что я побываю в тридевятом царстве, где живут чангоши, найду там село, брошенное на попечение столетних старух, и ни одна из них не будет приставать ко мне с вопросами, потому что они все знают обо мне лучше меня самой.

Может, и я там что-то о себе узнаю. Когда вокруг столько белого шума из обрывков разговоров, стрекотания эскалаторов метро и дребезжания отбойных молотков по пути следования отмененного трамвая, я почти себя не слышу, отвечая на вопрос, что я делаю в той стране, где имею место быть. Мне кажется, я никому не ответила честно. Да мне и не хочется быть честной, когда я слушаю, почему кто-нибудь уехал из России. Ну, там, режим и все такое. Как будто он приехал в страну с исторически безупречным прошлым - лично я готова ожидать от Венгрии чего угодно. И вообще, верю только женщинам, вышедшим сюда замуж, потому что все еще верю в любовь. А еще верю в Деда Мороза, мужскую верность, женскую дружбу и в то, что однажды стану переводчиком с венгерского.

Под катом оригинальный текст и перевод вышезвучащей песни. Буду страшно рада комментариям, замечаниям, уточнениям.
Collapse )

Венгерские цыгане на старых фотографиях / Magyar cigányok régi képeken


На границе с нынешней Хорватией. Снимок приблизительно 1895 года.

Пожалуй, никакой другой народ не заштампован так сильно, как цыгане, и большинство этих штампов крайне нелестны. Надо сказать, цыгане сами дают тому повод, и мне как стороннему наблюдателю порой кажется, что они осознанно и не без некоторого удовольствия культивируют мифы о себе.

Опять же на взгляд стороннего наблюдателя, стоит только цыгану отказаться от свойственного его сородичам образа жизни = социализироваться, как он тут же как будто теряет национальную идентичность и сливается с тем этносом, в среде которого происходит социализация. А человек всего лишь расстался с люмпенскими штампами: воровство, попрошайничество, тунеядство, "доча, положи стописят на ручку - все расскажу!", снял свои дико расцвеченные юбки, если перед нами женщина, или кольцо из уха, если перед нами мужчина, и, может быть, даже поменял золотые зубы на человеческие. Да, без всего этого иной раз цыгана распознать очень сложно, особенно если он депутат Европарламента, как венгерская цыганка Ливия Ярока.

Не знаю, верите ли вы в силу цыганского проклятия... лично я верю. Услышала одно несколько лет назад и до сих пор его помню и думаю, до чего же поэтично: чтоб ты жил на девятом этаже в доме без лестницы и лифта и на каждый этаж тебя подбрасывала судорога! И это сказано экспромтом!

А еще я верю в магию ретро-фотографий. Под катом - они. На заданную тему.
Collapse )

Пара слов о Матьофёльде / Pár szó Matyóföldről


Парни из Мезёкёвешда в национальных костюмах. 1924 год

Это название – Matyóföld – уже появлялось в моем журнале и, думаю, еще не раз появится по мере того, как я буду продираться сквозь венгерские тексты. Мне бы очень хотелось, чтобы мое сочинение увидели люди, с которыми я познакомилась в Мезёкёвешде и которым очень благодарна за теплый прием, но они не поймут по-русски, а я не пишу по-венгерски (пора бы уже начинать). Однако читаю. Медленно и три книги одновременно, но кое-что все же могу рассказать о Матьофёльде, вдруг кому-то будет интересно. Тем более, на русском языке по венгерской этнографии, не побоюсь этих слов, нет ничего.

Помолясь, приступим.
Collapse )

***



Буневцы - южнославянская этническая группа, где-то между сербами, хорватами и самостоятельным народом. "Ореал обитания" - Воеводина, бывшая земля венгерской короны, а ныне и присно и во веки веков Сербия. Девочки наряжены по причине Троицы. Суботица. Начало ХХ века. 

Halott lakodalma / Свадьба покойника

Венгерский народный триллер


Halott lakodalma (свадьба покойника). Село Римоц, медье Ноград, северная Венгрия. 1970.

В преддверии очередной паспортной даты, когда волной накрывает страх перед жизнью, особенно интенсивно думается о смерти. Однажды она наступит для каждого из нас и будет самым интимным моментом, в который многое, возможно, станет простым и понятным. А пока нам, живым и счастливым, смерть непонятна и непостижима, мы пытаемся дать ей всевозможные интерпретации и определения, выстраиваем ряды ассоциаций и ритуальных действий.
Collapse )

***



Интервью с Еленой Костюкович, переводчицей Умберто Эко. Очень понравилась история о том, как она нашла "Имя розы". А вдруг, думаю, и в моей жизни однажды появится Книга. На венгерском, а то как же :)

Где-то там сейчас мой автор? Жив-здоров? Пишет? Или только идею вынашивает? :) Ну, дай ему Бог вдохновения, а мне - силы воли в освоении венгерского.