Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

***

A forgószélbe dobott bal cipő megjelenésre kényszeríti
a benne táncoló boszorkányt.

Róheim Géza. Magyar néphit és népszokások

Левый башмак, брошенный в вихрь, заставляет показаться
танцующую в нем ведьму.

Геза Рохейм. Обычаи и верования венгерского народа.


Нашла любопытную книгу: сборник судебных актов по ведовским процессам в Венгрии. Добрая часть документов, естественно, на латыни. Однако каждое отдельное дело сопровождается кратким описанием на венгерском языке: кто, кого, когда, где и в чем обвинил, был ли приговор суда и какое вынесено наказание, а также исполнено ли оно. Вот это очень люблю - история в лицах, т.е. не какие-то абстрактные глобальные процессы, а повседневная жизнь, конкретные судьбы как отражение этих самых глобальных процессов.

Перевела (пока не до конца, но к этому стремлюсь) вступление к книге, в котором дано общее описание веры в ведьм и ведовских процессов в Венгрии. Буду выкладывать по частям.



ВЕДОВСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ВЕНГРИИ. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ.
Под редакцией Андора Комароми.
Издательство Венгерской академии наук. Будапешт, 1910.
Предисловие
Вера в ведьм и развернувшаяся на ее основе охота на ведьм, которая на протяжение нескольких сотен лет, как эпидемия, скосившая сотни тысяч жертв, опустошала – главным образом - Западную и Центральную Европу, является темным пятном в истории духовно-нравственного развития человечества. Вместе с тем она порождает вопросы, любопытные с точки зрения разных областей науки.

Сам по себе факт, что погибло такое количество людей, которым предъявляли, с нашей теперешней точки зрения, совершенно нелепые обвинения, требует пристального внимания. Еще более удивительно то очевидное противоречие, что эти средневековые суеверия буйно расцвели не в мрачное Средневековье, а на заре Нового времени – в эпоху открытий, расцвета искусств и возрождения наук, которой принято приписывать торжество совести и свободного разума.
Collapse )

Эхо шаманских песен / A sámánénekek hangja ...

... visszaköszön a karácsonyi regös énekekben.


Калядовщики, 1969 /  Regösök, 1969 (Forrás: Magyar néprajzi lexikon).

В одном из недавних постов я упоминала, что венгры во времена оны исповедовали шаманизм.

Некоторые элементы шаманских песнопений сохранились в одних из наиболее древних венгерских фольклорных текстах - regösénekek (в русской традиции - что-то вроде рождественских калядок), где ének - это песня, а regös - это énekmondó, что, думаю, в данном контексте можно перевести как "сказитель". Согласно венгерской этнографической энциклопедии: a nyelvészek és a magyar őstörténet kutatóinak véleménye szerint a régi magyarok sámánjainak, varázslóinak, ráéneklőinek egyik elnevezése is lehetett. (По мнению лингвистов и исследователей древней истории венгров, так (regös) могли называться древневенгерские шаманы, колдуны, заклинатели).

Российcкий этнограф Владислав Кулемзин указывает на родственность венгерского слова regös и хантыйского (а мы помним, что венгры и ханты состоят в языковом родстве) арэх - песня, былина. Арэхта-ку в хантыйской традиции - особа, приближенная к шаману, его основная функция - исполнение песен, былин, легенд в напевной форме (В.Кулемзин "О хантыйских шаманах").

Так звучат венгерские колядки - regösénekek. В них есть все присущие калядкам элементы: приветствие, пожелание всяческих благ, намек на то, что калядовщиков желательно отблагодарить, и, если этого не происходит, - пожелание бед и несчастий вплоть до reggelre koporsót (на утро - гроб). В каждой такой песенке обязательно звучит рефрен: Haj regö rejtem regö-rejtem. В нем, и правда, есть что-то трансовое :)



Венгерские цыгане на старых фотографиях / Magyar cigányok régi képeken


На границе с нынешней Хорватией. Снимок приблизительно 1895 года.

Пожалуй, никакой другой народ не заштампован так сильно, как цыгане, и большинство этих штампов крайне нелестны. Надо сказать, цыгане сами дают тому повод, и мне как стороннему наблюдателю порой кажется, что они осознанно и не без некоторого удовольствия культивируют мифы о себе.

Опять же на взгляд стороннего наблюдателя, стоит только цыгану отказаться от свойственного его сородичам образа жизни = социализироваться, как он тут же как будто теряет национальную идентичность и сливается с тем этносом, в среде которого происходит социализация. А человек всего лишь расстался с люмпенскими штампами: воровство, попрошайничество, тунеядство, "доча, положи стописят на ручку - все расскажу!", снял свои дико расцвеченные юбки, если перед нами женщина, или кольцо из уха, если перед нами мужчина, и, может быть, даже поменял золотые зубы на человеческие. Да, без всего этого иной раз цыгана распознать очень сложно, особенно если он депутат Европарламента, как венгерская цыганка Ливия Ярока.

Не знаю, верите ли вы в силу цыганского проклятия... лично я верю. Услышала одно несколько лет назад и до сих пор его помню и думаю, до чего же поэтично: чтоб ты жил на девятом этаже в доме без лестницы и лифта и на каждый этаж тебя подбрасывала судорога! И это сказано экспромтом!

А еще я верю в магию ретро-фотографий. Под катом - они. На заданную тему.
Collapse )

Пара слов о Матьофёльде / Pár szó Matyóföldről


Парни из Мезёкёвешда в национальных костюмах. 1924 год

Это название – Matyóföld – уже появлялось в моем журнале и, думаю, еще не раз появится по мере того, как я буду продираться сквозь венгерские тексты. Мне бы очень хотелось, чтобы мое сочинение увидели люди, с которыми я познакомилась в Мезёкёвешде и которым очень благодарна за теплый прием, но они не поймут по-русски, а я не пишу по-венгерски (пора бы уже начинать). Однако читаю. Медленно и три книги одновременно, но кое-что все же могу рассказать о Матьофёльде, вдруг кому-то будет интересно. Тем более, на русском языке по венгерской этнографии, не побоюсь этих слов, нет ничего.

Помолясь, приступим.
Collapse )

***

Венгрия и Сербия делят между собой регион под историческим названием Бачка. До конца Первой мировой войны Бачка была полностью венгерской, в смысле, входила в состав Венгерского королевства. После войны меньшая ее часть осталась за Венгрией, а бóльшая часть отошла Сербии (Воеводина). Ту Бачку, как любое пограничье, кто только не населял: венгры, сербы, швабы... и еще, например, шокцы (по-венгерски sokácok или sokaczok).

Шокцы - южнославянский субэтнос. Чаще пишут, что это хорваты (в смысле, один из хорватских субэтносов). Еще их определяют как южных славян - католиков.

Я написала это вступление только затем, чтобы показать костюмы, в которые наши шокцы наряжаются. Чтобы найденные фотографии не лежали без дела.

Наряженные к празднику мужчины-шокцы выгладят так. Про них и в русской википедии пишут.

А наряженные к празднику шокские женщины выглядят так



Не костюм, а культ вуду
Collapse )

***

Чудесная зарисовка о Сараево. Не могу не процитировать.

Когда-то давно жил в городе Сараево человек по имени Стефан Мезе. Он приехал с чужбины в нищую Боснию еще до Первой мировой войны; в нем смешались австрийская, венгерская и чешская кровь с примесью крови евреев-ашкенази. Стефан Мезе всю жизнь был официантом, но его блистательная карьера оборвалась в отеле "Европа" знаменитого Ефтановича с выстрелом юного Гаврилы Принципа.

(...) Он был владельцем единственной в мире своеобразной коллекции меню, в числе жемчужин которой было меню последнего ужина эрцгерцога Фердинанда, а также карта вин с "Титаника".

(...) Каждый день ровно в полдень Стефан Мезе появлялся в окне своей конуры и кормил голубей. Посколько он начал делать это еще в 1908 году, многочисленные поколения сараевских голубей привыкли к полуденному ритуалу, намертво врезавшемуся в их голубиные души, и с каждым годом их прилетало все больше и больше, полностью закрывая старенький домишко - его окна, трубы и крышу - сизым облаком трепещущих крыльев.

Потом, где-то в середине пятидесятых дом снесли (...) Стефан Мезе получил новую, приличную квартиру, но до самой смерти ежедневно ровно в полдень приходил на площадку, где некогда стоял его дом, с карманами, полными кукурузных зерен.

И вот чудо из чудес! В момент, когда церковный колокол возвещал полдень, небо над главной улицей меркло: со всех концов Сараево слетались голуби - с обрывов Бистрика и с Башчаршии, голуби из Чуфутняка и Голубняка, из Ковача и Вратника, сизые птицы с Требевича и стаи с Берега - бесчисленные сараевские эскадрильи голубей.

(...) Неожиданно, так же как и прилетели, птицы одним мановением крыла, словно по какому-то молчаливому голубиному уговору, рванулись туда, откуда появились - каждая стая по своему курсу, каждая птица со своей стаей.

(...) Я вспоминаю это призрачное видение и нынешней ночью, когда родной город потерян для меня навеки.

(...) Старое Сараево некоторое время парит в воздухе, после чего вновь исчезает, оставляя меня без утешения.


Момо Капор "Хроника потерянного города" (Сараевская трилогия). Кому интересно Сараево - всячески рекомендую.

Еще прекрасное оттуда же:

... Прошли годы, и улица вновь закипела, когда по ней прокатились демонстрации против Италии, которая проиграв войну, из которой мы вышли победителями, захотела отнять вроде как наш город Триест, хотя мы даже не знали, где он находится.

Круговорот народов в природе


А. Фести, Л. Меднянский и Е. Барчаи. «Переход князя Арпада через Карпаты».

Колесо истории катится по планете, перемешивая нации, языки, культуры, сметая на полном ходу пограничные шлагбаумы, перечерчивая карты, оставляя разрушенными города и судьбы. Докатившись до Рифейских гор, колесо убавило ходу, прошло Севером, столкнув на землях Пармы в мало кому известных сражениях русских, татар, вогулов и пермяков, перевалило Ермаковой дружиной через невысокие хребты и затерялось в сибирском океане, который не охватить ни воображением, ни намерением.

А много раньше от гор Рифейских, южных их отрогов, людская река покатила волны кочевников в сторону гор Карпатских. Какая неведомая сила погнала их – Бог весть, какие вожди вели племена – то уже легенда, и с трудом верится летописям, называющим их поименно. Сколько десятилетий, столетий жили они в седлах, как не растеряли себя по дороге, как нашли путь через Карпаты и родину на Дунае, как вырывали ее, родину, зубами, нагоняя ужас на всю Европу, потому что отступать было некуда – за спиной горы как граница между мирами.

Какое море судеб прокатилось от гор Рифейских за горы Карпатские – одна книжная страница. Моя же судьба – песчинке едва равна, и носит ее ветер от гор Рифейских за горы Карпатские и никак не набалуется.


(из найденного в дорожной пыли дневника неизвестного путешественника прошлых веков)
Collapse )